Андрюшка Тексты

Поход 18—19 апреля

Мы прошли всего-то 45 километров от Нижнего Хорошова до Лютика за 13,5 часов чистого времени по далеко не самым живописным болотам при температуре около нуля. Я на собственной шкуре получил столько интересного и нового опыта, что сегодня хочу рассказать об этом без литературных излишеств :-)

Знакомьтесь, это — Оля,
и она согласилась разделить со мной
все тяготы и радости походной жизни,
несмотря на предостережения Вовы!

За день до похода от предвкушения грядущего кайфа на меня напал предстартовый мандраж, который придал мне кучу энергии. В 2 часа ночи я собрал рюкзак, в 6 утра проснулся, чтобы дописать курсовую. В 10 поехал в институт, в 13:00 уже сидел в электричке вместе с Олей.

Мой 60-литровый впервые в своей жизни растолстел до 22 килограммов. Почти весь объем заняли палатка (3,5 кг) и два спальника (1800 грамм на +6... +2, 2050 грамм на –2... –8).

Взял гречку и чечевицу, две банки тушенки, по одной банке кукурузы и зеленого горошка на случай грандиозного пира. А еще батон хлеба, три шоколадки и 4 литра воды. Кое-что засунул вместе с кастрюлей в нижний отдел рюкзака, остальное как-то напихал между спальников, а одну бутылку воды и топор закрепил снаружи на рюкзаке.

Осталось только место в кармашках для мелочей (ключи, документы, фонарик, нож, спички и пр.) Утром, когда дождь отчаянно забарабанил в окно, я вспомнил, что у меня еще была жидкость для розжига костров. Для нее как раз оставалось место в боковом кармане, и я решил, что этот лишний вес погоды не сделает, зато может послужить пищей для нового опыта.

Вся одежда (футболка, флиска и тонкая ветровка) была на мне. Еще взял носки (чтобы не спать в совсем мокрых) и две непромокаемых куртки для себя и для Оли. Более теплая куртка никак не хотела влезать в рюкзак.

Я посчитал, что собрался довольно хорошо и грамотно. 22 килограмма не сильно нагружали спину. Поход обещал обогатить меня новыми знаниями...

В поезде мы уплетали бутерброды с соком. Уплетали быстро и с аппетитом, потому что следующий прием планировался только на ночлеге. В 15:05 мы вышли из электрички и были готовы к старту. Светило солнышко. Я пошел в одной флиске, но постоянный холодный ветер смог убедить меня надеть куртку за 20 минут.

Первые километры были ничем не примечательны. Ненадолго пошел град. Мы двигались к своей цели через вполне пешеходные поля.

Местами поля были влажными, местами грязными. Проблем это не доставляло, нужно было просто идти.

Поэтому мы шли и болтали. Я радовался тому, что Олю не пугает полкило грязи на кроссовках, а вода на полях пугает совсем чуть-чуть. Но водобоязнь успешно лечится первым же болотом :-)

Точность карты была ниже всякого приличия. Вполне серьезные речки и дороги просто игнорировались, области леса и поля давались с большими ошибками. Было ощущение, что даже обозначенные дороги либо отсутствовали, либо находились в безобразном состоянии и были ничуть не лучше остальных дорог, не обозначенных на карте.

Я слишком сильно привязывался к карте и корректировал наш маршрут по ней. Когда я доходил до речки (она была нашим линейным ограничителем), я считал, что это она и есть. И корректировал маршрут. А то, что она шла не с востока на запад, а с юга на север, я принимал за изгиб реки (у нее и правда много изгибов). Но, на деле, это была совсем другая речка, не обозначенная на карте.

Количество ошибок в ориентировании было запредельным.

В первый день я планировал уйти гораздо дальше за меньшее время. Но мы почти не шли по асфальтовым дорогам и слишком много ошибались. Успешный исход похода пока еще не вызывал сомнений...

В этом мрачном местечке расположена деревня Андреевское.

Здесь овчарки нападают только по команде, джипы Mitsubishi вязнут в глине, а жители общаются между собой примерно так: «Да вы, твою мать, охерели что ли?»

Солнце начало стремительно катиться к закату, а мы были чрезвычайно далеки от нашей цели. Но уже пора было выбирать место для ночлега. Присмотрели березовую рощу. Нам дико повезло, и внутри нее мы нашли участок елового леса радиусом метров 100. Местечко удивительное, очень красивое и приятное.

Ставим палатку. Мерзлый грунт разбиваем топором, чтобы можно было воткнуть клинья в землю. Разводим костер, кипятим воду, пьем чай. Не забываем про шоколад. Интересно, что вкус шоколада в нем как-то не чувствовался. Зато было ясно, что это — нечто очень вкусное и приятное! Потом настал черед гречки с тушенкой. Своими ногами за предыдущие 5,5 часов мы заслужили себе отличнейший ужин.

Время близится к полуночи, уже пора спать. Перед сном я становлюсь особенно болтливым, о чем сообщаю Оле. «Да я уже поняла :-(» — парирует Оля, и я понимаю, что лучше бы мне заткнуться.

Оставляю на себе всю одежду, надеваю вторые носки. У моего спальника комфорт +6, лимит +2. Прогноз на ночь до -5. Вдобавок, он рассчитан на рост до 185 см, и я в него упираюсь головой и ногами. Ищу оптимальное положение для сна (самое теплое положение сильно отличается от самого комфортного). Ни в коем случае нельзя прикасаться к стенкам палатки (вдобавок, я был с подветренной стороны), промораживает так же, как и от земли. Упираться в спальник тоже нельзя, он становится менее теплоизоляционным в этих местах.

Лучшее решение было таким: спать на боку, немножко в позе эмбриона, голову максимально погрузить в спальник, чтобы тепло от дыхания попадало внутрь. Я просыпался где-то один раз в час, когда одна половина тела затекала, а другая подмерзала. Переворачивался на другой бок и дальше смотрел сны. Удивительно, но сны снились, яркие и отчетливые :-)

Да, за Олю я не беспокоился, потому что по своему опыту знал, что тот спальник на -2... -8 — это спальник-убийца, в нем ничего не страшно. Правда, потом выяснилось, что у нее почему-то образовался конденсат на пенке. У меня было все в порядке. Видимо, у нее неудачная пенка.

В очередной раз я проснулся в шесть утра. Уже светает. Замерз не очень сильно, и поспать вроде успел. Хватит мучений, пора разводить костер и готовить завтрак.

Открываю палатку и... о-па! Вокруг все в снегу! Красиво, аж душа радуется. Мой левый кроссовок тоже засыпан снегом. Вытряхиваю снег, надеваю кроссовок, немного трясусь от утреннего бодрячка, бегу за топором рубить дрова. Не сильно помогло, но хуже не стало.

Мне еще надо будить мою спящую красавицу. Мужиков я хорошо бужу по утрам, а вот с женщинам труднее. Красный с ними особо не церемонится, вытаскивает из-под головы подушку и глушит :) Я так не умею, да и подушки у Оли нет, глушить нечем.

Зато я из дома предусмотрительно захватил пакетик с кофе...

— Оля!
...

— Оля, спишь?
— Да!
— А просыпаться не хочешь?
— Не хочу!
— А кофе будешь?..
— Буду!
— На!

Кстати, спальник Оли рассчитан на рост 200 см. Неизвестно, в какой его части спала Оля, но через минуту она наконец дошла до выхода из спальника ;-)

Оставляю в палатке кружку дымящегося кофе с шоколадкой, а сам иду дальше работать над костром и пытаться погреться около него. На часах 6:47.

Я постепенно замерзал, пока сидел у костра. Вообще-то, изначально я хотел согреться, но реальность снимает все иллюзии — согреться поможет только ходьба!

Картина вокруг была красивой (заснеженный лес в теплых лучах рассвета), но я постепенно становился невосприимчивым к окружающей красоте.

Утренние сборы затянулись очень надолго. Мы пошли только в 9:00. В теплую погоду это сгодится, но в холодную нужно действовать решительнее. Встал, пожрал, собрался и пошел.

Как я уже говорил, я стал невосприимчивым к окружающей красоте. Мне было холодно, но я надеялся, что через час ходьбы я прогреюсь. Снова скажу, что за Олю я не беспокоился, потому что она взяла зимнюю куртку. Сначала я думал, что ей будет все время жарко, а мне — комфортно. Но я недооценил погоду, и ее «ошибка» спасла наш поход.

Спустя несколько часов я так и не согрелся. По прошлому опыту я знал, что в таких случаях начинается общий озноб, который полностью проходит через несколько дней. Примерно так и вышло.

Я постепенно пытался «утеплиться». Надел сначала одну непромокаемую куртку, а потом и вторую. потом один капюшон, а потом еще один. В завершение всего даже спер у Оли шапку! Но все без толку, точка невозврата пройдена, теплой одеждой уже ничего не исправишь. А в самом конце еще понял, что если руки частично засунуть в передний карман дождевика (полностью они не влезают), то становится еще капельку теплее.

Начались болота. Переходим одно из них. Я говорю Оле, что тут можно по кочкам да по веткам пройти, не намочив ноги. Она пробует, идет и проваливается почти по колено. Вмиг выпрыгивает из воды на сушу. Yes! :-) Если бы я провалился первым, Оля бы ни за что за мной не пошла и начала искать бы пути обхода. А теперь ей уже нечего терять.

Я тоже прохожу через болото, и, пока Оля пользуется юморным советом Вовы о замене стелек на прокладки, я тихо смеюсь над этим и хожу взад-вперед, чтобы не мерзнуть.

Впоследствии все речки и болота мы проходили по щиколотку в воде, даже не задумываясь. Около пяти часов подряд ноги погружались в воду каждую минуту. Конечно, вода была холодной, а ногам и без нее холодно, поэтому нарочно мы в воду не лезли. Когда была возможность пройти по сухому, мы ей пользовались. А когда ее не было, спокойно шли по воде.

Мы долго шли вдоль линий ЛЭП, и, когда наконец отошли от них, снова наделали ошибок в ориентировании. Теперь оставалось идти только по заболоченным полям. Иногда дул ветер и шел снег. Но для меня они как-то не делали погоды. Я радовался только тому, что было была достаточно холодно для дождя. Сильный дождь при аналогичных температурах мне кажется значительно более страшным, чем снег и мокрые ноги.

В таких условиях останавливаться для еды у костра совершенно не хотелось. Вместо ожидаемого тепла мы бы просто лишний раз замерзли.

Я решил, что оптимальным режимом будет подпитка каждые 3 часа. Сначала мы на двоих съели полбатона и шоколадку (Оля сидела на пенке, а я ходил взад-вперед, чтобы хоть как-то поддерживать тепло).

Здесь мы решили максимально облегчить наш маршрут и идти не до Ситенки, а до ближайшей станции кольцевой железной дороги — до Лютика. Я не хотел сокращать маршрут, потому что замерз я один по собственной глупости. Другие участники похода в этом не виноваты и не должны страдать из-за моих ошибок. Тем не менее, я понимал, что мы вполне можем не успеть даже на последнюю электричку, да и Оля, хотя и не получила походной нагрузки сполна, наверняка бы прокляла меня на чем свет стоит, если бы мы и правда шли по первоначальному маршруту.

Еще через 3 часа ходьбы по болотам мы свернули с поля в лес, чтобы укрыться от ветра и поесть. Я вдруг вспомнил про жидкость для розжига. Ждал чуда. Собрал дров (довольно сырых), полил жидкостью, дал впитаться (по инструкци), поднес спичку... Никакого эффекта.

Проделал то же самое с мелкими и сухими ветками. Что-то загорелось. В итоге, на таком экспресс-костре, каждые 30 секунд поддерживаемом новыми порциями жидкости, мы пожарили сосиски. Я уплел их с хлебом, а Оля - с кукурузой, которая была холодной и никакого аппетита у меня не вызывала :)

После второго обеда Оля начала меня тихо ненавидеть, а после выхода на спасительную дорогу к финишу она уже обсуждала с Вовой, кто и как меня порешит. А я понял, что условия в походах бывают не самые привлекательные, и нужно поаккуратнее приглашать людей с собой. Я даже очень обрадовался, что никто, кроме Оли, со мной не пошел, а Оля с честью выдержала все испытания. (А ненавидеть можно сколько угодно, главное при этом продолжать движение.)

Станция Лютик появилась перед нами уже через 7—8 километров. Я бы не отказался, если бы она была подальше. На этой дороге у меня прошел озноб и снова стало просто холодно. Может быть, днем потеплело, а, может, просто ногами стало теплее, когда их не приходилось постоянно макать в холодную воду. Да и, в конце концов, в походе надо ходить, а не бороться с окружающими условиями. Житейские трудности не позволили получить должную физическую нагрузку.

Оля медитирует:

— Шоколадка это не нужна тебе
— Далась мне эта шоколадка...

Лютик — это станция кольцевой железной дороги, неправильно обозначенная на картах Гугла и на топографических картах. Когда мы пошли туда, где должна была быть станция, мимо нас проехала наша электричка. Следующая через два часа.

Вова и Олег сидели в штабе и узнавали для нас расписания электричек. Без них мы рисковали уехать на последней электричке не в ту сторону, без возможности пересесть на какую-либо электричку до Москвы.

Ну а так как у нас было еще почти два часа в запасе, на платформе дул ветер, а нам (или, по крайней мере, мне) было холодно, то мы пошли в лес защищаться от ветра. Чтобы чем-то себя занять, я снова начал разводить костер. Очень люблю это дело, особенно в сложных условиях.

Вокруг только сырые ветки. Я выкладывал костер, начиная с самых тоненьких березовых веточек. Они начали медленно гореть. Я подкладывал и подкладывал дрова. Так, палочка за палочкой, я растил наш огонь. Через 40 минут он уже был способен переваривать веточки диаметром до сантиметра. Я положил таких побольше, снял кроссовки и начал греть ноги у костра.

Очень хорошо, что мы так нелепо просрали свою электричку, потому что за время ожидания Оля уже перестала меня ненавидеть и поняла, что, в общем-то, все было круто, но пока что природы для нее достаточно...

В электричке было сухо и безветренно. А еще — тепло. Оставалось только ловить заслуженный кайф.

Выводы

Поход позволил сделать много полезных выводов :)