Шесть дней в горном Крыму
29 апреля

Дорога в облаках

Около двух часов ночи разговор начался с одной фразы Олега:

— Блин, я пойду побегаю! Задубел нахрен в своем спальнике!
— Давай спальниками поменяемся? Я вроде еще не задубел...
— Давай :-)

К пяти утра Олег уже почти согрелся, а я уже почти замерз. Значит, пора вылезать из палатки. Ночью прошел дождь. Все, что могло вымокнуть — вымокло, а все, что не могло, то просто намокло.

Мы проснулись выше облаков. Наша высота — 940 метров, а облака не поднимались выше 800.

Олег уже по привычке развел утренний костер без спичек. Для этого нужно было разворошить вчерашние угли и раздуть их минипенкой.

Мы поели, упаковали мокрые вещи в рюкзаки и пошли на запад. Вместе с нами пошел дождь. Из-за тумана ничего не видно.

Мы пошли вниз по склону. Он становился все более крутым, и мы уже просто скользили вниз по мокрой траве до тех пор, пока не добрались до скального обрыва. В тумане мы не могли видеть вперед далее, чем на 10 метров, и не знали, что нас ждет после обрыва. Если мы спустимся вниз, то обратно по мокрым скалам и с рюкзаком за плечами уже можем не подняться.

Благоразумие Олега оказалось сильнее моего безрассудства, и, дойдя до точки невозврата, мы решили возвратиться. По мокрой траве иногда приходилось карабкаться на четвереньках, иногда ползти на коленках и локтях, иногда хвататься за деревья или за траву, чтобы хотя бы удержаться на месте.

Вдруг туман начал уплывать с гор в сторону моря. Он не раступался и не рассеивался, а именно стекал вниз с гор.

Мы увидели и гору на противоположной стороне, и дорогу, ведущую вниз, и еще ту самую дорогу, которая огибает гору с севера. Вчера мы планировали идти по ней.

Пока мы набирали воду в низине, туман изменил свои планы и снова поплыл вверх, в горы, застилая все вокруг.

Желанной дороги мы не нашли. Решили не плутать, а смело пойти в гору.

Мы видели дорогу вперед только на 10-15 метров.

Мы не могли знать ни того, сколько мы прошли, ни того, сколько нам осталось. Мы знали свое прошлое и свое будущее только на несколько шагов вперед.

Если сначала мы шли по траве, то потом начали карабкаться по каменистой почве между деревьев и огромных валунов.

Кстати, камни иногда ускользают из-под ног и катятся вниз. Я шел вторым и все время следил, как бы не поймать камень из-под ноги Олега.

— Андрюх, шухер!

В 10 метрах перед собой я вижу огромный булыжник весом никак не меньше 50 килограммов. Я успеваю отойти в сторону. Камень проносится мимо и скрывается в тумане. Из тумана только доносятся сочные глухие звуки ударов о другие камни и деревья.

Наступило время обеда. Мы наконец-то вышли из мрачных лесов на хоть сколько-нибудь приветливое местечко. Было холодно и мокро, поэтому мы пообедали холодной водой и вафлями (аж по 75 граммов на каждого!) и через несколько минут уже снова были в пути.

Когда нам встретилась тропа, идущая поперек склона, мы решили встать на нее. Тропа хоженая, каменистая и очень веселая. Кажется, здесь водят туристов на экскурсии. Куча крутых подъемов и крутых спусков, куча скальных участков.

Мы верили, что такая тропа должна куда-нибудь вывести. Главное — не потерять ее.

Тем временем на меня напал озноб. Я надел дождевик, старался идти быстрее (что не нравилось Олегу ;-), но озноб только усиливался. Когда мы вышли на дорогу с автомобильной колеей, я ушел вперед греться, а Олега оставил идти в комфортном темпе. Но, когда несколько часов подряд держишь организм в холоде, в нем как-то переключаются внутренние процессы, и привычные средства перестают согревать. Но, не так уж и важно, поможет ходьба согреться или нет, важно идти вперед, потому что это — единственное действие, которое может приблизить нас к цели.

Я замерз из-за нейлоновых штанов, которые в мокром состоянии прилипают к телу. Я решил переодеться и, пока я мок под дождем, Олег меня догнал, прошел еще полкилометра и нашел беседку с крышей, прекрасно защищавшей от дождя.

Когда я пришел к нему, он уже переоделся и утеплился. Вот здесь-то нам впервые пригодилась горелка! За 3,5 минуты мы вскипятили воду, приготовили чай и шоколадку на двоих. Но стоять в беседке было холодно, поэтому мы пошли дальше. Я снова ушел вперед, потому что за время нахождения в беседке в мокрой одежде и мокрой обуви замерз еще сильнее.

Вдруг в 20 метрах впереди из тумана показалась группа из 20 туристов. Это были первые люди, с которыми мы заговорили с самого начала нашего похода. Они нас обрадовали тем, что эта дорога идет на Чигенитру — туристическую стоянку, которая даже была обозначена на нашей карте.

И вправду, мы пришли на Чигенитру, поздоровались с уже расположившимимся на ночлег туристами (а время — около часу дня! ;-). Туристы, в большинстве своем, выглядели весьма нетуристическим образом и старались стоять поближе к костру.

Наверное, мы задавали много вопросов, поэтому на помощь нам позвали главаря, Александра Николаевича. Кажется, он всю жизнь в этих местах прожил, совершенно не беспокоился по поводу дождя и холода, предложил нам кучу возможных маршрутов, описывая каждый из них до мельчайших подробностей.

Кстати, туристическая стоянка — это такое место, где есть хороший источник воды, а еще где много туристов разной степени трезвости, где мало дров, где много мусора (например, консервные банки начинают образовывать горы) и, вероятно, где насрано под каждым кустом.

Мы решили пойти на стоянку Ай-Алексий через источник Нефан-узень. Конечно, на самой стоянке мы бы ночевать не стали, а отошли бы куда-нибудь подальше. Пошли по натоптанной дороге, густо усеянной туристами. Вскоре стало надоедать здороваться со всеми.

Мы думали, что мы — это туристы. А оказалось, что туристы — это они :) Те люди, которые ходят по известным тропам от стоянки к стоянке, никогда не сворачивают с пути и не отправляются в дорогу, если их рюкзак весит менее 40 килограммов.

Хотя наличие туристов служило сигналом того, что мы на правильном пути.

Мы дошли до источника Нефан-Узень, набрали воды и пошли дальше. Я к этому моменту уже прогрелся изнутри и мой озноб прошел.

Вскоре снова стал накрапывать дождь. Мы решили воспользоваться моментом и остановиться на ночлег где-нибудь поблизости, чтобы успеть поставить палатку и приготовить ужин до сильного дождя.

Мы так и сделали. Ушли в сторону от дороги, нашли более-менее подходящий участок в лесу. Мокро, топко, с дровами проблема, но выбирать не приходится. Я стараюсь максимально быстро поставить палатку, закидываю внутрь пенки и спальники. Палатка сырая еще с утра, спальники тоже влажные. Но, в целом, условия для сна не будут экстремальными, и от проливного дождя мы спасемся.

Все это время Олег пытался развести костер. Целый день шел дождь. Дрова гнилые и мокрые, древесина не самая подходящая для костра. Под ногами мокрая, топкая земля. Сухой хвои, листвы или сухого хвороста не найти. Топора у нас не было, срубить толстое дерево и сделать из него лучины мы не могли. Остается только находить самые тоненькие веточки (разумеется, мокрые) и пытаться разжечь их.

Я уже закончил, а у Олега костер по-прежнему не горел. Я уже несколько раз убеждался, что в дождливую погоду костер требует слишком больших затрат, слишком долго разгорается и не дает никакого толку. Пока его разводишь, успеваешь сильно замерзнуть.

Я не верил, что из затеи Олега что-нибудь получится. Я предлагал приготовить макароны с тушенкой на горелке, а потом согреваться в спальнике и прятаться от дождя в палатке. К тому же, к этому моменту я уже снова замерз.

Так и решили. Я готовил макароны, Олег дальше нянчился с упрямым костром. Еще через 15 минут все было готово, я зову Олега на ужин. Он подходит — с глазами, красными от дыма, и лицом, черным от пепла. Все предыдущие 40 минут он торчал мордой в костре, и пытался раздуть пламя из едва тлеющих веточек, которые он подкладывал и поджигал одну за одной.

Мы поужинали. Тем временем, костер, никак не желавший разгораться, уже дал плохонький тоненький огонек. Но костер уже больше не нужен, остается только заныкаться в палатку.

Поскольку Олег упорно продолжил заниматься костром, я решил тоже пособирать веточки за компанию. И еще через 10 минут костер уже неплохо разгорелся.

А потом наш костер позврослел, вырос, стал с жадностью пожирать даже самые мокрые ветки и достиг двух метров в высоту. Мы сами полностью прогрелись у него и высушили всю одежду. Было тепло и хорошо. Впервые за сегодняшний день. Уходить в палатку не хотелось, там темно, сыро и холодно.

Мы досидели у костра едва ли не до полуночи и только потом пошли спать.

Сегодняшний день был отличным примером, как безграничное упорство и вера в успех одного человека побеждает отсутствие энтузиазма и сомнения другого («Ну я-то на своем опыте знаю, к чему это приводит»).

У меня уже сформировалось свое мнение насчет костра (он хорош только в теплую и сухую погоду), я следовал ему и не верил ни во что другое. Но упорство Олега показало, что я очень сильно ошибался, и что в сырую холодную погоду именно костер является единственным способом достичь комфорта, и что даже в самых плохих условиях можно развести хороший костер, который впоследствии поможет согреться и провести остаток дня в полном комфорте.

Весь день мы шли благодаря безусловной вере в успех (мы хотели дойти до Ай-Петри, мы верили, что потом выглянет солнце, и мы сможем основательно прогреться и просушиться, и мы знали, что все, что мы можем сделать, чтобы приблизиться к цели — это идти вперед, никакие другие действия не смогут нас приблизить к цели ни на шаг).

Нашу безусловную веру в успех подкрепляло еще одно обстоятельство — абсолютная безвыходность и безнадежность нашего положения. Мы не видели, куда идти. Мы не знали, куда нас может вывести дорога. Мы целый день шли в тумане и под дождем. Чтобы выбраться, нам нужно было идти. Чтобы идти, нам нужно было верить в успех. В такой момент любые мысли, кроме непоколебимой веры, мешают очень сильно.

Впереди нас ждут еще 3 дня. Возможно, все три дня будет такая же погода, как и сегодня. К счастью, мы наконец-то поняли, где мы находимся, и более-менее понимаем, как дойти до Алушты. В принципе, при удачном стечении обстоятельств мы можем дойти до Гурзуфа. Но, во-первых, обстоятельства еще ни разу не стекались удачно (и нет никаких оснований полагать, что в будущем что-либо изменится), и, во-вторых, мы рискуем застрять в горах и не успеть на наш поезд.

И, конечно же, наш костер спас весь сегодняшний день. Мы засыпали сухие и теплые :)